/1 Материалы по истории астрономии: ГАИШ
55°42'4''с.ш.,    37°32'33''в.д.,    194м
English version English
ГАИШ. Фото А. Юферева
Наука
Электронные ресурсы
Советы
Образование
Наблюдательные базы
Материалы по истории астрономии



Ю.Л. Менцин (МГУ, ГАИШ)

Петербургский портрет Д.М. Перевощикова





В прошлом году, благодаря содействию Дирекции ГАИШ, фонды Музея ГАИШ пополнились рядом ценных материалов, относящихся к жизни и научной деятельности Дмитрия Матвеевича Перевощикова (1788-1880) - видного российского астронома и математика, создателя Астрономической обсерватории Московского университета (1831),
Рис.1 фотография
Д.М.Перевощикова
на базе которой в 1931 году был образован Государственный астрономический институт имени П.К. Штернберга. В число этих материалов вошли копии двух фотографий Перевощикова (Рис. 1, 2)
Рис.2 фотография
Д.М.Перевощикова
и его фотографический портрет кабинетного формата (Рис. 3), на обратной стороне которого подпись: "Мой дедушка академик Дмитрий Матвеевич Перевощиков" (Рис. 4). Аналогичная подпись есть и на фотографиях (Рис. 1, 2). Предположительно, все фотографии Перевощикова сделаны в середине 1860-х гг.

Подписи на фотографиях Перевощикова были сделаны его внучкой - Марией Петровной Перевощиковой (1886-1943), вошедшей в историю российского и советского искусства как актриса Лилина (Рис. 5, 6). В 1889 году Мария Петровна стала женой выдающегося режиссера Константина Сергеевича Алексеева (Станиславского). Со дня основания Московского Художественного театра (1898) Мария Петровна - одна из его ведущих актрис. На протяжении многих лет Мария Петровна вела режиссерскую и педагогическую работу в Студии им. К.С. Станиславского. В 1933 году М.П. Алексеева (Лилина) была удостоена звания народной артистки РСФСР. Копии двух фотографий Д.М. Перевощикова (Рис. 1, 2) , с разрешения владельцев, сделаны со снимков из сценического альбома актрисы Лилиной.

Особая ценность полученных Музеем фотографий обусловлена тем, что до настоящего времени был известен только один портрет Перевощикова (Рис. 7). Этот портрет впервые был помещен в "Истории Московской астрономической обсерватории" Сергея Николаевича Блажко (1870-1956), опубликованной еще в 1941 году в Ученых записках МГУ (Вып. 58, с. 5-106). С тех пор портрет Перевощикова кочевал из одной биографии ученого в другую. Теперь, благодаря найденным фотографиям, становится понятным его происхождение. С.Н. Блажко - известный астроном, с 1920 по 1931 гг. директор Астрономической обсерватории Московского университета, член-корреспондент АН СССР (1929) - работал над своей "Историей" на протяжении 1930-х годов. Безусловно, Блажко не мог не знать о внучке создателя обсерватории Д.М. Перевощикова, и, живя в Москве, легко мог с ней встретиться.

К сожалению, все найденные изображения Д.М. Перевощикова относятся лишь к последнему, петербургскому периоду жизни ученого. В долгой и плодотворной жизни Перевощикова можно выделить три, почти одинаковых по продолжительности периода: до-московский, московский и петербургский. Первый период - это 30-летний промежуток времени от рождения Перевощикова 17 (28) апреля 1788 года в г. Шишкеево Пензенской губернии до его переезда в 1818 году в Москву. За это время Перевощиков успешно окончил в 1805 году Казанскую губернскую гимназию и в этом же году стал студентом физико-математического отделения Казанского университета. Университет Перевощиков окончил в 1808 году, а в январе 1809 года получил место старшего преподавателя физики и математики в Симбирской губернской гимназии.
<
Рис.3 фотография
Д.М. Перевощикова

Несмотря на значительную педагогическую нагрузку, Перевощиков за время работы в гимназии перевел на русский язык несколько зарубежных руководств по математике, в том числе "Геометрию" Лежандра, а также написал два сочинения - "О всеобщем тяготении" и "Краткий курс сферической тригонометрии", - за которые Казанским университетом в 1813 году ему была присуждена степень магистра.

В 1816 году Перевощикова, считавшегося одним из самых талантливых и деятельных преподавателей Симбирска, пригласили на место домашнего учителя в семью городского вице-губернатора Е.Е. Ренкевича. В 1818 году Ренкевич был назначен вице-губернатором Москвы, и, уезжая, он забрал с собой Перевощикова. Вскоре после переезда в Москву Перевощиков (по-видимому, не без содействия Ренкевича) получил должность преподавателя физики и математики в университетском Благородном пансионе, а в 1819 году он начал преподавать математику в самом Московском университете.

Второй период жизни Перевощикова, длившийся с 1818 по 1851 гг., был неразрывно связан с Московским университетом, где, пройдя путь от адъюнкта до ректора, Перевощиков оставил о себе память как блестящий педагог, воспитавший несколько поколений российских математиков, физиков и астрономов, талантливый администратор. создатель университетской астрономической обсерватории (1831), автор прекрасных учебников по физико-математическим дисциплинам на русском языке. В частности, Перевощиковым были написаны первые оригинальные русскоязычные курсы астрономии, за которые он дважды, в 1826 и 1842 гг., был удостоен Демидовской премии.

Признанием несомненных заслуг Перевощикова стало его избрание в 1848 году ректором Московского университета. Однако вскоре, согласно Императорскому указу от 11 октября 1849 года "О порядке избрания ректоров и деканов в университете", фактически отменившему выборность ректоров, Перевощикову в 1850 году пришлось оставить этот пост. При этом он также оказался втянутым в унизительный конфликт с собственным воспитанником, сотрудником обсерватории А.Н. Драшусовым. Подробнее об этом конфликте, в основе которого лежала борьба министра народного просвещения С.С. Уварова и попечителя Московского учебного округа С.Г. Строганова, а также связанных с ними влиятельных придворных группировок, можно прочитать в статье историка науки С.Н. Корытникова "Уход Д.М. Перевощикова из Московского университета" (Историко-астрономические исследования. Вып. 2. М., 1956. С. 189-258.)

В 1851 году в атмосфере разгоравшегося скандала и под давлением попечителя Московского учебного округа В.И. Назимова, назначенного на этот пост в 1849 году, Перевощиков был вынужден навсегда покинуть Московский университет и ставшую для него родной Москву. Так трагически завершился второй период жизни ученого.

В конце 1851 года Перевощиков переехал в Петербург, а в январе следующего года его избрали адъюнктом Санкт-Петербургской академии наук. Безусловно, эта должность, предназначавшаяся для молодых сотрудников Академии, совершенно не соответствовала маститому ученому, к тому же, с 1832 года являвшемуся членом-корреспондентом Санкт-Петербургской академии наук. Однако в тот момент ничем другим помочь Перевощикову Академия не могла. Штат ее постоянных сотрудников был невелик. По Уставу 1803 года он составлял всего 38 академиков и адъюнктов. В 1836 и 1841 гг. штат Академии был расширен, но в основном за счет отделения словесности. Даже в 1912 году в Академии было всего 46 действительных академиков. Неудивительно поэтому, что Перевощиков смог получить лишь должность адъюнкта, и то, благодаря содействию директора Пулковской обсерватории академика В.Я. Струве. Только в 1856 году Перевощиков стал экстраординарным академиком, а в 1858 году, когда В.И. Назимов ушел с поста попечителя, Перевощикова избрали почетным членом Московского университета.
Мария Петровна Перевощикова (Лилина)

Вынужденный уход из университета лишил Перевощикова любимой педагогической работы, общения с многочисленными друзьями и знакомыми, а также серьезно подорвал его здоровье. В Петербурге Перевощиков часто болел и почти все время проводил в кругу своей семьи, занимаясь математическими исследованиями в области небесной механики. Будучи уже пожилым человеком, он в одиночку приступил к весьма трудоемким, рассчитанным на много лет вычислениям, итогом которых стала публикация трехтомного труда "Вековые возмущения семи больших планет" (1857-1859). Этот труд содержал построенную впервые математическую теорию вековых возмущений планет Солнечной системы, учитывающую действие открытого в 1846 году Нептуна. Кроме того, "Вековые возмущения" стали первым оригинальным русскоязычным учебным пособием по данному вопросу. В 1860 году Перевощиков опубликовал свой перевод знаменитой книги Ф. Араго "Биографии знаменитых астрономов, физиков и геометров", а вскоре после этого приступил к изданию 6-томной "Теории планет" (1863-1868) - обстоятельного руководства по многим вопросам теоретической астрономии. Важно также отметить, что в 1865 году, к столетию со дня смерти М.В. Ломоносова, Перевощиков опубликовал статью, в которой впервые указал на приоритет Ломоносова в открытии атмосферы Венеры, сделанном в ходе наблюдений прохождения планеты по диску Солнца 26 мая (6 июня) 1761 года.

К сожалению, оригинальные вычисления Перевощикова остались незамеченными научным сообществом. Отчасти это было связано с тем, что они содержались в книге, которую сочли чисто учебной. Такому восприятию книги во многом содействовал сам Перевощиков, написавший во введении к "Вековым возмущениям" об учебно-методологических задачах своей книги. Другая причина заключалась в том, что книга была написана на русском языке и поэтому недоступна зарубежным ученым, которые проводили аналогичные вычисления, но результаты, близкие по точности к результатам Перевощикова, получили лишь через 13 лет после выхода в свет "Вековых возмущений".

В начале 1869 года Перевощикова разбил паралич, вслед за которым вскоре наступила слепота. В своей "Истории Московской астрономической обсерватории" Блажко цитирует воспоминания известного публициста, профессора Петербургского университета А.В. Никитенко о посещении им в 1873 и 1874 гг. Перевощикова. Никитенко писал, что, несмотря на преклонный возраст и слепоту, Перевощиков сохранил бодрость духа, "ясность и свежесть ума и памяти" и продолжает интересоваться всеми современными событиями. Никитенко также заметил, что, кроме него, никто, по-видимому, не навещает старика. В этом Никитенко был неправ. Ряд документов, обнаруженных мной в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга (фонд 733, оп. 120, д. 556, лл. 1-5), показывают, что, например, в конце 1860-х гг. в судьбе Перевощикова принимали участие несколько очень известных людей.

Найденные документы относятся к делу о назначении Перевощикову дополнительной пенсии, которая могла бы выплачиваться семье ученого и после его смерти. Одной из форм такой пенсии было так называемое "пожалование земельной аренды", дававшее право на получение определенных процентов с тех денежных средств, которые поступали в казну после реформы 1861 года, когда в России стал быстро формироваться рынок купли и продажи земли.

Архивное дело открывается письмом министра народного просвещения Дмитрия Андреевича Толстого министру Государственных имуществ Александру Алексеевичу Зеленыму от 30 декабря 1868 года:

"Милостивый Государь, Александр Алексеевич!

К числу заслуженных тружеников науки принадлежит, как Вашему Превосходительству известно, Академик императорской Академии наук, действительный Статский Советник Дмитрий Перевощиков. Состоя в службе с 1809 года, он в звании Профессора математических наук содействовал образованию многих преподавателей по этой части, из коих многие теперь занимают кафедры в университетах и сочинениями своими успели заслужить известность не только в России, но и в Европе. Независимо от сего, составленные г. Перевощиковым руководства принесли несомненную пользу для развития изучения математики и астрономии в нашем отечестве. В настоящее время г. Перевощиков одержим тяжкою болезнью, и в случае смерти его останутся две дочери непристроенными (дочери Д.М. Перевощикова были незамужними. - Ю.М.) и по совершеннолетию их не имеющими права на пенсию.

Вследствие сего, я считаю долгом обратиться к Вашему Превосходительству с покорнейшую просьбою об исходатайствовании г. Перевощикову аренды с того срока, какой Вам благоугодно будет определить, так как имея в виду ходатайства мои перед Вашим Превосходительством о назначении аренд Попечителю Казанского учебного округа Шестакову и ректору Московского университета Баршеву, я никак не могу дозволить себе стеснять Вас просьбами о времени назначения производства сих аренд.

Примите, ваше Превосходительство, уверение в истинном моем уважении и совершенной преданности.xx

В приведенном письме упоминаются: Петр Дмитриевич Шестаков (1826-1889) - педагог и писатель, с 1865 по 1889 гг. попечитель Казанского учебного округа; Сергей Иванович Баршев (1808-1882) - с 1863 по 1870 гг. ректор Московского университета.

15 января 1869 года Д.А. Толстой получил письмо А.А. Зеленого, отправленное 11 января с пометкой "конфиденциально":

"Милостивый Государь, Граф Дмитрия Андреевич!

На отношения от 19го Октября, 30 Ноября и 30 Декабря минувшего года за NN 8204, 9522 и 10427, по предмету исходатайствования Всемилостивейшего пожалования арендами Действительных Статских Советников: Попечителя Казанского учебного округа ШЕСТАКОВА, Ректора Императорского Московского университета БАРШЕВА и Академика Императорской Академии наук ПЕРЕВОЩИКОВА, имею честь уведомить Ваше сиятельство, что на нынешний год, по недостатку арендных сумм, может быть испрошена по Министерству народного просвещения одна только аренда, и посему я покорнейше прошу Вас, Милостивый Государь, почтить меня уведомлением: которому из трех поименованных заслуженных лиц Вам угодно было бы преимущественно испросить пожалование арендного производства.

Примите, Милостивый Государь, уверение в совершенном моем почтении и преданности.

А. Зеленый".

Ответное письмо Д.А. Толстого пришло А.А. Зеленому 17 января. На нем тоже стояла пометка "конфиденциально":

"Милостивый Государь, Александр Алексеевич!

На отношение Вашего Прев-ва от 11 текущего января за No 2 имею честь уведомить, что из числа упоминаемых в означенном отношении трех лиц, почтительнейше просил бы Вас, М.Г., исходатайствовать пожалование арендного производства, прежде всего ДСС ПЕРЕВОЩИКОВУ, пораженному ныне параличом, а затем Попечителю Казанского У.О., ДСС ШЕСТАКОВУ.

Примите уверения в совершенном моем почтении и преданности.

Граф Дмитрий Толстой".

Завершение этой короткой по времени переписки было весьма неожиданным и эффектным. Поскольку А.А. Зеленый не мог удовлетворить полностью "покорнейшую просьбу" влиятельного графа (Д.А. Толстой был не только министром народного просвещения, но и оберпрокурором Св. Синода), в ход пошли какие-то неведомые нам рычаги воздействия. Последний лист в деле - копия приказа императора Александра II министру финансов о назначении Перевощикову ежегодных выплат, минуя аренду (Рис. 10):

"Господину Министру финансов.

По ходатайству Министра Народного Просвещения, Всемилостивейшее повелеваем: Академику императорской Академии наук, Действительному Статскому Советнику ПЕРЕВОЩИКОВУ производить, вместо аренды, из Государственного Казначейства, в продолжении двенадцати лет, по тысячи пятисот руб. ежегодно.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано:

"Александр" 27 января 1869 г.

С. Петербург.

Контрасигнировал: Министр Государственных имуществ А. Зеленый".

Так завершилось дело о пожаловании Д.М. Перевощикову аренды. Для того чтобы оценить величину назначенной Александром II дополнительной пенсии, необходимо учитывать, что ежегодная профессорская пенсия Перевощикова составляла 2241 рубль и 62 копейки. Это первое. Второе. Необходимо отметить еще один интересный момент. 27 января 1869 года, когда Александр II подписал свой приказ, Перевощикову уже шел 81-й год. Возраст, что и говорить, почтенный. Но после назначения Перевощикову дополнительной пенсии сроком на двенадцать лет, ученый почти столько и прожил. Умер Дмитрий Матвеевич Перевощиков 3 (15) сентября 1880 года в Петербурге, где был похоронен на Смоленском кладбище.


Письмо министра народного просвещения Дмитрия Андреевича Толстого
министру Государственных имуществ Александру Алексеевичу Зеленыму
Рис.10

© ГАИШ 2005-2017 г.