/1 Материалы по истории астрономии: ГАИШ
55°42'4''с.ш.,    37°32'33''в.д.,    194м
English version English
ГАИШ. Фото А. Юферева
Наука
Электронные ресурсы
Советы
Образование
Наблюдательные базы
Материалы по истории астрономии

В конце года статья в сокращенном виде должна выйти в газете "Московский Университет"
Ю.Л. Менцин, П.В. Путря


Дар Зоя Павловича Зосимы и развитие астрономии в Московском университете



30 мая (11 июня) 1827 года Зой Павлович Зосима, известный московский купец-меценат греческого происхождения, направил попечителю Московского учебного округа Александру Александровичу Писареву письмо следующего содержания:

"Милостивый государь, Александр Александрович!

На почтеннейшее отношение Вашего Превосходительства от 26 сего мая № 662, имею честь сим ответствовать, что принадлежащую мне дачу, находящуюся в Пресненской части на трех горах, я никогда не отдавал во владение Императорскому Московскому Обществу Испытателей Природы, а имел желание и теперь желаю пожертвовать оную Императорскому Московскому университету на устройство на оном месте Обсерватории, или на что другое полезное с Высочайшего утверждения Его Императорского Величества. Да послужит сие приношение мое новым доказательством отличного уважения моего к Московскому университету, коего я имею честь именоваться Почетным членом."

Письмо Зосимы завершалось его собственноручной подписью на новогреческом языке (см. Рис. 1). В настоящее время это письмо хранится в Центральном историческом архиве Москвы (ф. 459, оп. 1, т. 2, д. 3675, л. 2). Написанию же его предшествовала довольно сложная интрига.

В начале мая 1827 года А.А. Писарев (1780-1848) узнал, что на заседании Императорского Московского общества испытателей природы (основано в 1805 году) его создатель и директор, заслуженный профессор естественной истории Московского университета Г. И. Фишер фон Вальдгейм (1771-1853) объявил о намерении З.П. Зосимы пожертвовать Обществу дачу на Пресне. Будучи человеком военным (генерал, ветеран анти-наполеоновских войн, кавалер многих орденов, в том числе полученных за храбрость), А.А. Писарев хорошо понимал, что для достижения успеха иногда необходимы обходные маневры. Стремясь избежать столкновения с влиятельным профессором Фишером, Писарев предпочел не вмешиваться открыто в дело о пожертвовании. Мы можем только гадать о том, как проходили его переговоры с Зосимой и какие доводы были использованы, чтобы переубедить мецената. Известно лишь, что итогом этих переговоров стали два письма. В первом из них, от 26 мая (7 июня) 1827 года, Писарев обратился к Зосиме с просьбой официально подтвердить свое намерение пожертвовать Обществу (именно Обществу!) дачу, чтобы Писарев-де мог уведомить Министра народного просвещения, а последний - довести об этом намерении до сведения Его Императорского Величества. Ответом на это письмо Писарева и было приведенное выше письмо, в котором инициатором пожертвования дачи Московскому университету выступил уже сам Зосима.

К сожалению, болезнь и последовавшая за ней 28 августа (9 сентября)1827 года смерть не позволили Зою Павловичу оформить дарственную юридически. Тем не менее, для его наследников, прежде всего для брата Николая Павловича, подписанное по-гречески письмо о желании пожертвовать дачу Московскому университету стало частью официального завещания покойного. В 1828 году дача Зосимы была передана университету. Она находилась на высоком берегу Москвы-реки, в месте, очень хорошо приспособленном для астрономических наблюдений. В1831 году здесь под руководством профессора астрономии Д.М. Перевощикова было завершено строительство Астрономической обсерватории Московского университета. Через сто лет, в 1931 году, на базе этой обсерватории был организован известный ныне каждому астроному ГАИШ - Государственный астрономический институт им. П.К. Штернберга.


Значение дара Зосимы для развития астрономии в Московском университете трудно переоценить. Достаточно вспомнить, что до 1831 года в университете не было капитальной, пригодной для серьезных научных исследований обсерватории. В 1804 году по распоряжению попечителя Московского учебного округа М.Н. Муравьева на крыше главного здания университета на Моховой улице была сооружена небольшая деревянная обсерватория, предназначенная в основном для учебных целей. Однако в 1812 году она погибла во время пожара Москвы, а все попытки в последующие годы создать новую обсерваторию наталкивались на два трудно преодолимых препятствия - отсутствие средств и подходящего места.

В обширной переписке руководства Московского университета с министерствами народного просвещения и финансов постоянно подчеркивалось, что новая обсерватория должна быть построена "взамен сгоревшей в 1812 году". Упоминания о пожаре упрощали положительное решение вопроса о выделении средств, которые в данном случае предназначались для восстановления уже существовавшего имущества, пострадавшего во время войны. С другой стороны, эти упоминания позволяли Министерству народного просвещения требовать, чтобы обсерваторию восстановили в ее прежнем виде. Против этого активно возражал главный инициатор создания новой обсерватории, профессор астрономии Д.М. Перевощиков (1788-1880). Он считал, что университет должен построить фундаментальную каменную обсерваторию, в которой можно было бы устанавливать большие, высокоточные астрономические инструменты, предназначенные не только для учебных, но и научно-исследовательских целей.

В принципе, в Министерстве народного просвещения понимали необходимость создания каменной обсерватории и даже были готовы добиваться от Министерства финансов выделения средств на ее строительство, но лишь при условии, что обсерватория будет построена на территории ботанического сада университета. В дальнейшем это существенно сократило бы расходы на содержание обсерватории. Кроме того, университет просто не располагал другими подходящими участками земли. Покупка же нового участка представляла практически неразрешимую задачу, причем не только из-за его высокой стоимости. Еще до войны попытки попечителя М.Н. Муравьева найти место для создания каменной обсерватории оказались безрезультатными, так как все мало-мальски пригодные для этой цели участки были заняты дачами или другими строениями. Что же касается территории ботанического сада, то она для создания обсерватории, нуждавшейся в высоком, удобном для наблюдений месте, не подходила.

В сложившейся ситуации Д.М. Перевощиков был готов согласиться (в качестве временного решения) на строительство дешевой, предназначенной лишь для учебных целей деревянной обсерватории, которая располагалась бы на крыше двухэтажного каменного здания жилого корпуса университета на Моховой улице. Под руководством архитекторов Н.В. Сакстона и Ф.М. Шестакова даже был составлен проект такой обсерватории. (Рис. 4.)

Сейчас мы понимаем, что это "временное решение" в царствование Николая I вряд ли удалось бы пересмотреть. На протяжении 1830-х годов шло строительство Пулковской обсерватории (оно было завершено в 1839 году), в то время самой большой обсерватории в мире. Затем началось ее оснащение инструментами, изготовлением которых были заняты все крупнейшие приборостроительные мастерские Европы. В конце 1840-х годов, по-видимому, разочаровавшись в успехах просвещения, Николай I на треть сократил численность студентов в российских университетах. В 1850-е годы Россия была занята вначале Крымской войной, а после нее - подготовкой реформ Александра II. Их проведение оказалось настолько дорогостоящим, что России, как известно, пришлось в 1867 году продать США Аляску. Затем началась кровопролитная и тоже очень дорогостоящая русско-турецкая война. Сомнительно, что в этих условиях Московскому университету выделили бы деньги на создание еще одной обсерватории. Таким образом, если бы не дар Зосимы, позволивший Перевощикову в 1829 году получить от Министра народного просвещения князя К.А. Ливена разрешение на строительство на Пресне, Московский университет смог бы создать полноценную обсерваторию не ранее 1880-90-х годов, а это, безусловно, существенно задержало бы развитие в нем астрономии.

Рис.4

Справедливости ради, следует отметить, что из-за отсутствия необходимых инструментов и профессиональных наблюдателей серьезные научные исследования в обсерватории на Пресне до середины 1850-х годов практически не велись, и она использовалась в основном для учебных целей. В то же время, начальный период существования обсерватории оказался очень важным для ее последующего расцвета. Так, в 1840-е годы под руководством ученика Д.М. Перевощикова, адъюнкта А.Н. Драшусова обсерватория была существенно расширена и модернизирована, что позже позволило установить на ней высокоточные инструменты, пригодные для научных, а не только учебных астрономических наблюдений. Создание в Московском университете хорошо оснащенной современными инструментами обсерватории, расположенной в удобном для наблюдений месте, сделало занятия астрономией перспективными для будущих ученых. При этом вовлечению студентов и молодых сотрудников в регулярную работу на обсерватории в немалой степени способствовала ее близость к университетским корпусам на Моховой. Понятно, что, находись обсерватория далеко за городом, такая работа была бы практически невозможной. В 1856 году директором обсерватории становится Б.Я. Швейцер (1816-1873) - прекрасный наблюдатель, ученик знаменитых астрономов Ф. Бесселя и В.Я. Струве. Благодаря Швейцеру, при обсерватории формируется группа молодых астрономов, среди которых мы видим таких, прославившихся позже ученых, как Ф.А. Бредихин, М.Ф. Хандриков и В.К. Цераский. А к началу ХХ века университетская обсерватория превращается в один из лидирующих центров научных исследований, сотрудники которого были широко мыслящими специалистами, активно внедрявшими в астрономию новейшие методы наблюдений и анализа полученных данных. Таким образом, дар Зосимы является, на наш взгляд, прекрасным примером роли случая в истории. Нет никаких сомнений в том, что, если бы Зосима не подарил свою дачу Московскому университету, развитие астрономии в нем пошло бы существенно иным путем. Но кто такой Зой Павлович Зосима и кто, кроме Московского университета, обязан ему щедрыми дарами?

Рис.5.

К сожалению, биография этого замечательного является одним из белых пятен отечественной истории. В "Русском биографическом словаре" - одном из наиболее авторитетных справочных изданий дореволюционной России - в статье, посвященной З.П. Зосиме, отсутствует даже год его рождения. Указано лишь, что он родился "в половине XVIII ст. в г. Янине, в Эпире". (Напомним, что этот греческий город в романе "Граф Монте-Кристо" А. Дюма сделал родиной Гайде.) В статье сказано, что уже в юности Зосима покинул отчий дом и по торговым делам поселился в Москве. После смерти в 1793 году старшего брата Феодосия Зой Павлович, обладая уже крупным состоянием, прекратил торговые операции и посвятил свою жизнь делам благотворительности и просвещения. Эта деятельность принесла З.П. Зосиме заслуженный почет и уважение. Его посещали многие видные люди, а во время остановок в Москве и некоторые члены царской семьи. Благотворительная и просветительская деятельность Зосимы была отмечена высокими наградами: ему были пожалованы ордена св. Анны 2-й степени и св. Владимира 4-й степени.

Вот, пожалуй, и все, что мы можем узнать о жизни З.П. Зосимы из статьи в Словаре, большая часть которой посвящена перечислению благодеяний этого замечательного человека. Это, прежде всего, многолетняя, буквально подвижническая деятельность по возрождению национальной культуры Греции, находившейся тогда под власть Османской империи и боровшейся за независимость. Зосима занимается созданием школ, как в Греции, так и в России, поддерживает живущих в России соплеменников, содействует развитию и распространению новогреческого языка, активно участвует в литературной полемике о чистоте и правильности этого языка. На средства Зосимы были изданы почти все греческие книги, напечатанные в Европе при его жизни. После смерти Зосимы и после обретения в 1831 году Грецией долгожданной независимости существенную помощь своей родине, в основном по линии народного просвещения, оказывал его брат Николай.

Не менее весомым был вклад З.П. Зосимы в развитие российской науки и культуры. Помимо подаренной Московскому университету дачи, Зосима пожертвовал 20 тысяч рублей на учреждение Московской практической коммерческой академии, 6 тысяч рублей - Московскому обществу испытателей природы, 3600 рублей - Московскому обществу истории и древностей на издательскую деятельность и многое-многое другое.

Рис.7. Портрет Н.П. Зосимы

Казалось бы, биография человека, столь много сделавшего для России, должна быть предметом массы исследований. К сожалению, это не так. Одной из причин, по-видимому, является то, что и Зосима, и его братья умерли бездетными. По сути, семья Зосимы вымерла, и позаботиться о сохранении памяти о ней было просто не кому. Другая, более существенная, на наш взгляд, причина заключается в том, что люди, подобные Зосиме, не стали героями того времени. Впрочем. и последующих времен тоже. Как следствие, многолетние попытки ряда сотрудников ГАИШ, занимавшихся историей развития астрономии в Московском университете, найти хотя бы портрет Зоя Зосимы оказались безрезультатными. Ничего не дали и обращения к представителям греческой общины в Москве. И вот, несколько месяцев назад одному из авторов этой статьи, П.В. Путря, удалось, благодаря Интернету, отыскать следы семьи Зосимы в Греции.

Рис.8.

Отметим, что распространение поисков на Грецию, было шагом далеко не очевидным. Семья Зосимы покинула Грецию еще в XVIII веке и жила затем в России. Сам Зой Павлович жил в Москве, его останки покоятся на Старом кладбище Донского монастыря. Тем не менее, оказалось, что имя Зосимы в Греции хорошо известно. Выяснилось, в частности, что в Афинах и Янине есть гимназии, носящие это имя, а в национальной галерее в Афинах хранится портрет Зоя Зосимы, написанный известным греческим художником Никифоросом Литрасом (Nikiphoros Lytras). Кисти этого же художника принадлежит и портрет Николая Зосимы. Выяснилось также, что в Афинах школой имени Зосимы издается журнал "Zossimades", редактор которой, Lazaros Sakellariou, и помог найти портрет Зоя Зосимы.

Рис.9.

Увы, история создания этого портрета, написанного через 60 лет после смерти Зоя Зосимы, нам не известна, а на запрос, направленный в Национальную галерею, ответ пока не получен. Будем надеяться, что рано или поздно мы все-таки узнаем, как создавался этот образ. А пока небольшая копия этого портрета украсила Музей ГАИШ. Она находится рядом с портретом Дмитрия Матвеевича Перевощикова - человека, заложившего фундамент нашего института, заложившего на той самой земле, которую в 1827 году подарил Московскому университету Зой Павлович Зосима.

Ряд важных деталей этой интриги впервые был рассмотрен в статьях А.В. Бугаевского [1], [2]. В наши дни старинная университетская обсерватория, находящаяся неподалеку от станции метро "Краснопресненская" (Нововаганьковский пер., 5), входит в состав ГАИШ МГУ. Она носит название Краснопресненской обсерватории ГАИШ. С 1979 года комплекс зданий обсерватории находится под государственной охраной как памятник архитектуры и истории. В обсерватории размещены некоторые лаборатории института, а в главной башне находится Музей истории университетской обсерватории и ГАИШ. История создания и краткого периода работы обсерватории на Моховой содержится в статьях [3] и [4]. Подробнее о создателе Астрономической обсерватории, профессоре и ректоре Московского университета, члене Санкт-Петербургской академии наук Д.М. Перевощикове см. статью [5]. Размещение заказов на изготовление инструментов для Пулковской обсерватории началось еще в 1830-е годы. Приборостроительных мастерских тогда было мало, поэтому заказы на изготовление инструментов для обсерватории Московского университета удалось разместить лишь во второй половине 1840-х годов. Регулярного общественного транспорта тогда, как известно, не было. Поэтому даже на Пресненской обсерватории, расположенной всего в часе ходьбы от университета, был выстроен двухэтажный дом, в котором жили директор обсерватории и находившийся в ее штате наблюдатель. В Википедии, в статье о З.П. Зосиме в качестве года рождения указан 1757-й год. Происхождение этой даты не известно. Кроме того, в качестве портрета З.П. Зосимы ошибочно помещен портрет его брата Николая. В Интернете также можно найти материалы, посвященные вкладу Зосимы в развитие новогреческого языка. Есть в Сети и статьи, которым позавидовал бы Борис Акунин, в том числе о мошеннике, якобы похитившем у Зосимы драгоценную жемчужину. На самом деле Феодосий Зосима умер 14 (25) октября 1791 года. Н. Литрас родился в 1832 году на о. Тинос, в семье скульптора. Живописи учился вначале в Школе искусств в Афинах, затем в Королевской академии изящных искусств в Германии, в Мюнхене. По возрашении на родину Литрас сосредоточился в основном на написании портретов известных людей современной ему Греции. На протяжении 34 лет являлся профессором на кафедре живописи в афинской Школе искусств. Умер в 1904 году.

Л и т е р а т у р а
  • 1. Бугаевский А.В. История основания Астрономической обсерватории Московского университета // Историко-астрономические исследования. 1983. Вып. XVI. С. 17-38.
  • 2. Бугаевский А.В. Выбор места двух старинных русских обсерваторий // Историко-астрономические исследования. 1984. Вып. XVII. С. 185-210.
  • 3. Пономарева Г.А., Щеглов П.В. Преподавание астрономии в Московском университете в XVIII - начале XIX вв. // Историко-астрономические исследования. 2000. Вып. XXV. С. 201-205.
  • 4. Пономарева Г.А., Щеглов П.В. Роль М.Н. Муравьева в развитии астрономии в Московском университете // Труды ГАИШ. 2006. Т. LXXVI. С. 99-108.
  • 5. Менцин Ю.Л. Д.М. Перевощиков - ученый, педагог, просветитель (к 220-летию со дня рождения) // Историко-астрономические исследования. 2009. Вып. XXXIV. С. 37 -59.
Подписи к иллюстрациям

Авторы статьи:
Менцин Юлий Львович - канд. физ.-мат. наук, заведующий Музеем истории университетской обсерватории и ГАИШ, Государственный астрономический институт им. П.К.Штернберга МГУ. Раб. тел. 939-10-30. Моб. тел. 8-916-176-58-04.
Путря Павел Владимирович - инженер, член Московского отделения Всероссийского астроно-геодезического общества. Моб. тел. 8-915-121-45-72.
© ГАИШ 2005-2017 г.