/1 Материалы по истории астрономии: ГАИШ
55°42'4''с.ш.,    37°32'33''в.д.,    194м
English version English
ГАИШ. Фото А. Юферева
Наука
Электронные ресурсы
Советы
Образование
Наблюдательные базы
Материалы по истории астрономии
Ю.Л. Менцин ГАИШ МГУ


Попечитель Московского учебного округа С.М. Голицын и День ГАИШ

Осенью 2001 года Ученый совет ГАИШ принял решение о ежегодном праздновании 11 декабря Дня ГАИШ. Дата 11 декабря (или 29 ноября по ст. ст.) связана со временем окончания в 1831 году строительства Астрономической обсерватории (АО) Московского университета, на базе которой сто лет спустя, в 1931 году, был образован ГАИШ. То, что наш институт ведет свою родословную от времени создания АО на Пресне, вполне естественно. Проблема, однако, в том, что точная дата времени создания АО не совсем ясна. Ниже, основываясь на ряде документов, обнаруженных мной в Российском государственном историческом архиве (РГИА, Санкт-Петербург), я расскажу о некоторых обстоятельствах, связанных с выбором этой даты.

Вначале одно пояснение. Если бы требовалось выбрать дату Дня Пулковской обсерватории, то никаких проблем с этим выбором не возникло бы. Торжественное открытие Главной астрономической обсерватории Императорской Академии наук состоялось 7 (19) августа 1839 года. На торжествах присутствовали ведущие ученые России, духовенство и некоторые члены императорской семьи. А вот Астрономическая обсерватория Императорского Московского университета вошла в мир в 1831 году тихо и незаметно. Конечно, небольшая университетская обсерватория на Трех горах не могла рассчитывать на такой прием, как ее младшая сестра на Пулковских высотах. Но дело в том, что не было вообще никаких торжеств, да и самого открытия тоже. Причиной этого стал конфликт между попечителем Московского учебного округа князем Сергеем Михайловичем Голицыным Рис.1(см. Рис. 1) и министром народного просвещения князем Карлом Андреевичем Ливеном Рис.2(см. Рис. 2). Для того чтобы понять суть этого конфликта присмотримся к некоторым эпизодам создания АО на Пресне. Наше рассмотрение основано на материалах, хранящихся в "Деле об ассигновании средств на постройку обсерватории при Московском университете (РГИА, ф. 733, оп. 29, д. 46. 156 л.). Итак:

  • 1) 28 мая 1829 года (даты приводятся по ст. ст.) министр народного просвещения К.А. Ливен разрешает строительство "каменной обсерватории на земле дачи, подаренной Зосимой". Строительство обсерватории было начато зимой 1830 года.
  • 2) В отчете от 15 декабря 1830 года С.М. Голицын известил Министерство народного просвещения о том, что строительство обсерватории продвигается успешно и полное окончание приостановлено из-за распространения в Москве "заразительной болезни" (эпидемия холеры), когда все работы в городе были приостановлены.
  • 3) 15 ноября 1831 года в отчете Министерству народного просвещения С.М. Голицын сообщает, что "здание обсерватории приведено к окончанию" и начаты предварительные наблюдения для определения широты и долготы обсерватории. Отчет завизирован в канцелярии Министерства 29 ноября 1831 года.
  • 4) 31 декабря 1831 года С.М. Голицын обращается к К.А. Ливену с просьбой разрешить использовать средства, оставшиеся от строительства обсерватории, на покупку астрономических инструментов и книг. Ранее, 30 июня 1831 года, Голицын в письме Ливену упоминал сумму в 10 тысяч рублей.
  • 5) 11 января 1832 года С.М. Голицын вновь обращается к К.А. Ливену с просьбой израсходовать оставшиеся деньги уже не только на покупку инструментов, но и на переделку дома наблюдателей. При этом указывается, что после строительства обсерватории осталось не 10 тысяч рублей, а 9 тысяч.
  • 6) В ответ 20 января 1832 года К.А. Ливен крайне язвительно просит попечителя "почтить его уведомлением о том, построена ли означенная обсерватория и освидетельствована ли оная архитектором". (Рис.3)
  • 7) Только 1 сентября 1832 года С.М. Голицын сообщает наконец К.А. Ливену, что строительство обсерватории практически завершено и прилагает АКТ освидетельствования, а также около 40 копий контрактов с поставщиками. Копии явно изготовлены срочно, написаны на одной, весьма роскошной бумаге с золотым (!) обрезом, одним почерком. АКТ - тоже копия. В нем указано, что освидетельствование архитекторами проведено в январе 1832 года, число отсутствует. АКТ подписан только секретарем. Подписи архитекторов отсутствуют. (Рис. 4, 5)
  • 8) Точка в этом, прямо скажем странном, деле была поставлена только 7 марта 1833 года, когда император Николай I подписал разрешение оставить 6043 рубля 2 копейки на приобретение книг и инструментов. (Рис. 6, 7) Напомним, что первоначально в переписке Голицына и Ливена речь шла о сумме в 10 тысяч рублей.

Интересно отметить, что вскоре после завершения истории со строительством АО попечитель С.М. Голицын "отличился" еще раз. Весной 1834 году директор Костромской губернской гимназии получил известие об 11-летнем крепостном мальчике, который, будучи совершенно неграмотным, сам додумался до правил арифметики и мог решать сравнительно сложные задачи Вскоре информация о крепостном вундеркинде была направлена в канцелярии главы Третьего отделения Собственной Его Императорского величества канцелярии А.Х. Бенкендорфа и попечителя Московского учебного округа С.М. Голицына. Однако в канцелярии Голицына донесение затерялось, поэтому сообщение о крепостном вундеркинде Николай I получил только от А.Х. Бенкендорфа. Это упущение тут же было поставлено на вид С.С. Уварову, который незадолго до этого был назначен на пост главы Министерства народного просвещения. (см. Рис. 8) При этом неудовольствие императора было столь велико, что летом 1834 года, когда Николай I посетил Кострому, чтобы лично проэкзаменовать мальчика, в состав свиты не вошли ни С.С. Уваров, ни С.М. Голицын. В то же время в состав инспекционной поездки вошел создатель АО, профессор астрономии Московского университета Д.М. Перевощиков. (Подробнее об этом деле см. Менцин Ю.Л. Физико-математическое отделение Московского университета и педагогические эксперименты императора Николая I // Труды ГАИШ, 2006. Т. 76. С. 109-120.)

С.С. Уваров не простил С.М. Голицыну истории с крепостным вундеркиндом, и в 1835 году последний был отправлен в отставку. Попечителем Московского учебного округа был назначен С.Г. Строганов (Рис. 9), отношения которого с С.С. Уваровым не сложились. По-видимому, после истории с С.М. Голицыным министр народного просвещения решил, что должность попечителя учебного округа во взаимоотношениях министерства и учебных заведений является излишней. (Должность попечителя учебного округа постепенно теряла свое значение и была окончательно ликвидирована в 1867 году.) Между двумя могущественными вельможами разгорелся конфликт, в который оказался вовлечен весь Московский университет. В 1847 году Николай I отправил в отставку Строганова, а в 1849 году - Уварова. Конфликт, однако, не прекратился. Его следствием стал уход из Московского университета в 1851 году Д.М. Перевощикова. Директором обсерватории назначили А.Н. Драшусова, который ушел в отставку сразу после смерти Николая I. Весь 1855-й год обсерватория стояла закрытой. Ее работа, была возобновлена лишь в 1856 году, благодаря Б.Я. Швейцеру - третьему директору АО. С тех пор работа АО не прекращалась ни на день, даже в годы Великой Отечественной войны.
Рис.8 C.С.Уваров




Вернемся, однако, к вопросу о выборе даты Дня ГАИШ. В 2001 году Директор ГАИШ А.М. Черепащук поручил И.А. Герасимову и Ю.Л. Менцину рассмотреть этот вопрос. К этому времени, благодаря обнаруженным в РГИА документам, нам были известны причины, по которым точная дата открытия Астрономической обсерватории Московского университета отсутствует. После ряда обсуждений мы пришли к выводу о том, что годом создания обсерватории следует все же считать 1831-й год, когда Министерство народного просвещения было извещено об окончании строительства. Этот год упоминался еще в знаменитой "Истории Московской астрономической обсерватории" (1940) С.Н. Блажко. Правда, С.Н. Блажко отмечал, что из-за отсутствия документов в этой дате он не уверен. В конце 1970-х годов, когда шла подготовка к празднованию 150-летнего юбилея Астрономической обсерватории и ГАИШ, Дирекция ГАИШ направила в РГИА (тогда ГИА) запрос с просьбой уточнения даты создания АО. На основании ответа из РГИА была принята дата 15 (27) ноября, соответствовавшая дате отправки годового отчета попечителя Московского учебного округа С.М. Голицына в Министерство народного просвещения. При этом обстоятельства, связанные с определенной условностью этой даты, а также все последующие события, из-за которых официальное признание открытия обсерватории, по сути, не состоялось, остались тогда неизвестными. Обсуждая вопрос о выборе даты основания обсерватории, мы, И.А. Герасимов и я, предложили таковой считать 29 ноября (11 декабря), когда годовой отчет попечителя С.М. Голицына, отправленный 15 (27) ноября, был завизирован Министерством народного просвещения и, тем самым, официально утвержден. Конечно, такое визирование годового отчета, в котором упоминалось, что "здание обсерватории приведено к окончанию и в ней проведены первые наблюдения" (не известно, однако, когда именно и какие), нельзя сравнить с торжественным открытием Пулковской обсерватории. Но тут мы уже ничего сделать не могли, так как из-за безответственных действий попечителя С.М. Голицына торжественное (или хотя бы просто официальное) открытие Астрономической обсерватории Московского университета так и не состоялось. Наше предложение о выборе в качестве даты Дня ГАИШ 11 декабря было рассмотрено вначале на Дирекции ГАИШ, а затем рассмотрено и утверждено Ученым советом института. При этом было отмечено, что празднование Дня ГАИШ 11 декабря удобнее, так как приходится на время, когда завершена сдача годовых отчетов. Такова вкратце история того, как дата 11 декабря стала Днем ГАИШ.

Автор статьи:
Менцин Юлий Львович - канд. физ.-мат. наук, заведующий Музеем истории университетской обсерватории и ГАИШ, Государственный астрономический институт им. П.К.Штернберга МГУ. Раб. тел. 939-10-30. Моб. тел. 8-916-176-58-04.

© ГАИШ 2005-2017 г.