55°42'4''с.ш.,    37°32'33''в.д.,    194м
English version English
ГАИШ. Фото А. Юферева
Наука
Электронные ресурсы
Советы
Образование
Наблюдательные базы
К столетию со дня рождения П.Н.Холопова
6.06.2022

К столетию со дня рождения П.Н. Холопова

Павел Николаевич Холопов, известный московский исследователь переменных звезд и звездных скоплений, родился 7 июня 1922 г. в г. Сыктывкаре (тогда в Коми АССР) в семье учителей. Его мать, Ольга Васильевна, умерла в 1931 г., отец, Николай Степанович, в 1960 г. Тяжелая простуда в детстве, вызвавшая костный туберкулез ног, несмотря на длительное лечение, на всю жизнь обрекла его на инвалидность. Но чем слабее было тело, тем сильнее оказывался его дух. Окончив в 1939 г. среднюю школу №1 в Сыктывкаре, Павел Холопов приезжает в Москву, успешно заканчивает в первый послевоенный и весьма трудный — голодный 1946 год механико-математический факультет МГУ (Астрономическое отделение) и начинает научную работу.

С 1946 г. по 1960 гг. П.Н. Холопов официально был сотрудником Астросовета АН СССР, сначала м.н.с., а с 1957 г. – с.н.с., но территориально всю жизнь проработал в ГАИШ. Выбор объекта – исследование переменных звезд и звездных скоплений – был сделан им еще в студенческие годы под влиянием основателей этого направления в Москве П.П. Паренаго (1906–1960) и Б.В. Кукаркина (1909–1977). Эти объекты интересны сами по себе: они наиболее доступно (по временным масштабам их изменений) демонстрируют исследователю эволюционные процессы в Космосе. Но они же еще и открывают широкие перспективы в изучении свойств и истории самой Галактики – ее состава, строения, эволюции ее разномасштабных подсистем, от звездных скоплений до общегалактических "звездных населений". Еще в 1944 г. П.Н. Холопов сделал первое свое важное открытие: обнаружил среди характерных для населения шаровых скоплений звезд типа RR Лиры (сыгравших в свое время решающую роль в установлении Х. Шепли истинного положения центра Галактики ) отсутствие таких звезд с периодами около 0,43 сут. (хотя наблюдения показывают их присутствие в галактическом поле – загадка не решена до сих пор, но наводит на мысль, не проявляется ли здесь история эволюции таких звезд). В числе первых послевоенных выпускников МГУ П.Н.Холопов был включен в специальную группу астрономов, занявшуюся составлением полного каталога переменных звезд на базе Астросовета и ГАИШ (до войны главным центром исследования переменных была Германия). Это было почетное поручение Международного астрономического союза (MAC), свидетельствовавшее о высоком международном авторитете астрономов нашей страны (а также об особом отношении к СССР после победы над немецким фашизмом). С самого начала своей карьеры П.Н.Холопов активно включается в эту огромную трудоемкую и не очень благодарную (не очень "заметную") работу – каталогизацию всех сведений о переменных звездах. Эту работу он продолжил в ГАИШ, куда перешел в 1960 г. на должность зав. Отделом переменных звезд (сменив скончавшегося П.П. Паренаго), а после слияния этого отдела в 1978 г. с Отделом изучения Галактики возглавлял до конца своих дней объединенный Отдел. Кандидат наук с 1953 г., П.Н.Холопов получил степень доктора в 1973 г. по совокупности опубликованных работ. В течение 17 лет Холопов вместе с Кукаркиным руководили работой по составлению многотомного Общего каталога переменных звезд (ОКПЗ). С 1977 г., после кончины Бориса Васильевича, он продолжил это руководство один, принимая непосредственное участие во всей черновой работе. Под руководством П.Н. Холопова были подготовлены третье и четвертое издания ОКПЗ (последнее содержало исчерпывающие сведения почти о 28 тысячах объектов, три из пяти его томов были опубликованы в 1985—1987 гг., последний – за год до кончины ученого). Разумеется, работа эта не имеет конца – открываются новые объекты, обнаруживаются забытые исторические сведения и имена, добавляются новые. В наши дни идет работа уже над электронным вариантом ОКПЗ. Но сам каталог в обиходе наших астрономов давно воспринимается как, в значительной степени, "каталог Холопова". Кроме того, в 1981 г. был издан "Новый каталог звезд, заподозренных в переменности блеска" (более 14800 звезд).

Переменные звезды были и одним из главных объектов исследований для П.Н.Холопова. Он показал необоснованность предположений В.А. Амбарцумяна об обязательном расширении (т.е. неустойчивости и, следовательно, молодости) ассоциаций О- и В-звезд, введенных последним в астрономию с кардинальным выводом о рождении звезд в них из сверхплотных тел. Холопов исследовал группировки молодых неправильных переменных звезд (типа Т Тельца) и показал, что Т-ассоциации также являются гравитационно связанными, но еще более молодыми скоплениями. На Г–Р диаграмме переменные типа Т Тельца сосредоточены в выделенной им полосе диаграммы, названной им Т-полосой (известной ныне как «полоса П.Н. Холопова»). Одним из первых он обосновал принадлежность к рассеянным скоплениям Галактики ряда классических цефеид и совместно с Ю.Н. Ефремовым (1937–2019) исследовал одни из наиболее интересных цефеид - членов скоплений: бимодальную цефеиду V367 Щита (в NGC 6649) и двойную цефеиду СЕ Кассиопеи А и СЕ Кассиопеи В (в NGC 7790). Им было получено новое положение начальной главной последовательности для звезд с высоким содержанием металлов. Он разрабатывал современные методы определения характеристик переменных (например, компьютерное определение их периодов изменения блеска), установил связь многих типов переменных с диффузной средой и показал, что рассеянные звездные скопления вовсе не являются объектами, лишенными переменных звезд. Звездные скопления стали вторым направлением всей научной деятельности П.Н. Холопова. Здесь он оказался либо пионером, либо наследником, возродившим, вернее, независимо переоткрывшим, некоторые важные, но давно забытые структурные черты скоплений. Одним из наиболее впечатляющих было независимое открытие им обширных "корон" – резко менее плотных обширных пери­ферийных областей звездных скоплений. Впервые эту особенность – в виде ступенчатого изменения видимой плотности звезд – отметил в 1847 г. знаменитый Джон Гершель (1792–1871) для шарового скопления 47 Тукана. Узнав от автора настоящей статьи об этом забытом факте, Павел Николаевич в своей фундаментальной монографии "Звездные скопления" (1981) отдал дань заслугам своего далекого предшественника, сделав ссылку и на соответствующее историческое исследование. Это говорит не только о широте интересов (внимании к истории науки), но и о высоком этическом уровне ученого.

Павел Николаевич исследовал структуру скоплений разных видов – рассеянных и шаровых – и обосновал единство их строения. Для сфероидальных скоплений он разработал метод, с помощью которого по видимому распределению звезд в скоплении можно оценить их пространственную плотность в нем (первые опыты использования видимой плотности звезд в шаровых скоплениях, но для первых оценок их расстояний, предполагая реальную плотность постоянной, уводят нас вновь к знаменитой семье Гершелей – к старшему, В.Гершелю, 1738–1822). Для рассеянных скоплений П.Н. Холопов установил новую, уточненную шкалу их расстояний, что имеет большое значение для представлений о расстояниях до далеких, в том числе внегалактических, объектов.

Важный вклад внес П.Н.Холопов в решение одной из труднейших, упоминавшихся выше, проблем – устойчивости скоплений, вернее некоторых особых типов их. В конце 1940-х гг. благодаря новым астрофизическим данным возродилась великая идея В. Гершеля о продолжающемся и в нашу эпоху звездообразовании в Галактике. В нашей стране эту идею в 1947 г. вновь обосновал В.А. Амбарцумян своим выводом о динамической неустойчивости групп звезд О- и В-спектральных классов, которые он, для отличия от устойчивых образований — скоплений, назвал ассоциациями (т.е. временными объединениями, поскольку их кинетическая энергия оказывалась по его оценкам выше потенциальной, следовательно, это были молодые объекты). Идея увлекла многих, в том числе и молодого ученого Холопова. Сам Амбарцумян выдвинул на этом основании принципиально новую (чисто качественную, не разрабатывая ее и в дальнейшем) звездно-космогоническую идею рождения звезд, даже их групп, не из диффузной материи, путем ее сгущения (классическая концепция В. Гершеля), а, напротив, в результате дезинтеграции некой сверхплотной материи. Это положило начало острому, порой, противостоянию «классической» (диффузной) и "бюраканской" звездно-космогонических гипотез. Прежде всего, необходимо было проверить заключение о неустойчивости ассоциаций. Помимо О- и В-, выявились еще и Т-ассоциации (с красными звездами типа Т Тельца, еще более молодыми). Они тоже считались неустойчивыми. За эту проблему взялся П.Н. Холопов и, вопреки даже некоторым своим прежним представлениям, убедительно показал устойчивость наиболее "ярких", известных ассоциаций. "Диффузники"-классики получили серьезное подкрепление своих позиций (и это было немаловажным, поскольку на многих "давил" академический статус весьма безапелляционного оппонента). П.Н. Холопов как чрезвычайно серьезный исследователь не раз выступал с резкой критикой главы "бюраканской" космогонии. На конференциях, затрагивавших "бюраканскую" проблему, Павлу Николаевичу (видимо, в качестве "контраргумента"), бывало, и не давали слова...

Впрочем, история науки нередко показывала, что в подобных столкновениях альтернативных точек зрения истина оказывалась в их синтезе, то есть где-то "посередине". В связи с этим напомним еще об одной грани Павла Николаевича как личности: его интересы и познания выходили далеко за рамки астрономии и естествознания вообще, расширяясь в область музыки, литературы, поэзии. Лишь очень немногие знали, что он и сам писал стихи. Так, в его книге о звездных скоплениях, где каждой главе предпослан эпиграф, в двух случаях – это авторские строки. И один из этих эпиграфов звучит глубоко философски, прямым откликом на обсуждаемую здесь проблему:

"И вновь летят бессонные часы —
Прозрения иль миражи в пустыне?
И вновь и вновь качаются весы,
А истина таится посредине".

Настоящим подвигом было активное участие П.Н. Холопова в наблюдениях. Имея возможность передвигаться лишь на костылях, он при наблюдениях на телескопах ГАИШ должен был, например на АЗТ-2, нелегком в использовании даже для здорового человека, подтягиваться на его лестнице на руках, опровергая само определение своего физического состояния как «инвалидность» (буквально – неспособность действовать). Помимо фундаментальной монографии о звездных скоплениях, П.Н.Холопов опубликовал около 180 научных работ. С 1960 г. он был членом редколлегии, а в 1978–1988 гг. – главным редактором журнала «Переменные звезды» (основанного Б.В. Кукаркиным). Он был также членом редакционных коллегий «Астрономического циркуляра», коллективной серии монографий «Нестационарные звезды и методы их исследования» (тома I–V, 1970–1974), для которой написал ряд разделов.

Научные заслуги П.Н. Холопова были отмечены весьма почетной медалью Астросовета АН СССР «За открытие новых астрономических объектов» (1974). Научная деятельность П.Н. Холопова не прерывалась до последних его дней. Павел Николаевич Холопов скончался в Москве 13 апреля 1988 г. Вечером он ушел с работы, к ночи ему стало плохо, он не давал вызвать скорую, а когда она все же приехала, было поздно, и вскоре он умер от инфаркта, не дожив до 66 лет.

А.И. Еремеева

Приложение: доклад Н.Н.Самуся о биографии П.Н.Холопова на семинаре 7 июня 2022 г.

© ГАИШ 2005-2022 г.